Tags: теория эволюции

Доклад, ископаемая органика, австралопитеки и прочее

Даю краткий отчет по выступлению (на конференции МКСО 2019).

1. По поводу тематики доклада.
Прежде всего, хочу поблагодарить всех, кто высказал пожелания в комментариях к предыдущей записи. Я всё внимательно прочитал и сначала решил посвятить доклад "забавной антропологии" (по этой теме было больше всего пожеланий).

Но получилось так, что когда я снова погрузился в антропологическую тематику (нужно было уточнить некоторую информацию), я неожиданно обнаружил, что антропологи отнюдь не всегда бывают "под кайфом". По крайней мере иногда они бывают трезвыми, и делают вполне трезвые наблюдения, сравнения и выводы.
Я это увидел на примере австралопитеков. В отношении австралопитеков (конкретно, предполагаемых пропорций их тела) - как оказалось, антропологи практически ничего не накосячили. И это важно, потому что получается, что австралопитеки действительно не были "обычными обезьянами". Их пропорции тела на самом деле были существенно ближе к человеческим, чем пропорции тела современных человекообразных обезьян.
По этой причине я передумал посвящать доклад "забавной антропологии". Ведь я уже привык считать антропологов большими чудаками, у которых фантазия и реальность не то что "идут рука об руку", а вообще всё время "сливаются в любовном экстазе". А тут вдруг выяснилось, что наряду с очевидными затмениями сознания, у антропологов периодически случаются и просветвления. Поэтому я решил отложить доклад на эту тему до лучших времен. После того, как сам разберусь, какими антропологи бывают чаще (трезвыми или пьяными), и насколько чаще. И уже из этого буду исходить.
Ну и австралопитеки, честно говоря, меня поразили. Получается, что это действительно были весьма оригинальные создания. Пожалуй, напишу об этом некоторые "мысли вслух" в следующей записи.

Короче, после сюрприза с антропологией, я решил на этой теме в докладе не сосредотачиваться. А вместо этого кратко пробежаться по всем темам, о которых написал в предыдущей записи. И похоже, это решение оказалось удачным. Людям было интересно.
Если организаторы передадут видеозапись доклада, тогда выложим его на канале "Разумный Замысел".

В целом, получился (очень беглый) обзор вот этих фактов:



Здесь показаны те области современной биологии, в которых получены факты, объяснить которые в рамках современной теории эволюции очень трудно, или вообще невозможно. Подчеркнутый шрифт используется для биологических областей, в которых получены факты, строго опровергающие дарвинизм (какое-нибудь из его основных положений). Зелёным цветом выделены области, в которых (определенные) факты не только опровергают современный дарвинизм, но и одновременно доказывают разумный дизайн живых организмов.
Например, в палеонтологической группе фактов, опровергают современную теорию эволюции факты ископаемой органики. И так далее.

2. Кстати, об ископаемой органике. Тут у нас новости.
Сравнительно недавно, исследователи из института креационных исследований хорошо поработали и составили большой список научных работ (опубликованных в разных научных журналах в разное время), в которых была обнаружена ископаемая органика.
"Списочек", что и говорить, получился весьма внушительным. 104 научные публикации.
Оказывается, какую только органику не находили в ископаемых останках за последние 70 лет.
Хотя нас в первую очередь интересуют, конечно, фрагменты любых белков, нуклеиновых кислот, полисахаридов и сложных липидов. Поскольку всё это уж точно не могло сохраняться многие миллионы лет. Тем не менее, и такие находки тоже в изобилии. Интересно, что число публикаций с обнаружением ископаемой органики в последние годы заметно увеличилось.

Мне эту таблицу прислал Николай Колчуринский. Под тэгом "полезная информация".
И действительно, очень полезная. Более того, еще и удобная - таблица представлена в pdf формате. В ней имеются интерактивные ссылки на оригинальные источники (почти на все научные публикации). Что, конечно, очень удобно.
В общем, я подумал, а почему эта таблица должна валяться у меня на компьютере? Лучше пусть будет представлена российским читателям. Поэтому выкладываю её здесь.

Хотите ископаемые зерна крахмала в спорах растений с постулируемым возрастом 280 миллионов лет? Смотрите в таблице, среди публикаций 2018 года.
Или хотите сохранившиеся остатки кожи, с клетками (!) кератиноцитами и меланофорами... у ихтиозавра с постулируемым возрастом 180 (!) миллионов лет? Тогда смотрите там же (среди публикаций 2018 года).
И так далее. В общем, читайте, изучайте, и наслаждайтесь:
List of biomaterial fossil papers

P.s. Возможно, даже этот список работ - всё еще неполный. Например (оказывается) в останках древних летающих ящеров (птерозавров) тоже регулярно находят мягкие ткани, не подвергшиеся минерализации. И конкретно этих публикаций (про мягкие ткани птерозавров) я в представленной таблице не нашел (хотя, может быть, просто глаза устали). На всякий случай, привожу и эту информацию тоже (мягкие ткани в останках древних летающих ящеров):
New specimens of Pterosauria (Reptilia) with soft parts with implication for pterosaurian anatomy and locomotion

Поговорим о возможных биологических исследованиях

Биологические исследования, которые можно было бы проводить в рамках концепции разумного замысла - многочисленны.  Но начать можно с того сравнительно недавнего открытия, о котором я уже писал раньше (вот в этой заметке).
Как я уже говорил, было проведено исследование, в котором получились очень интересные результаты. Весьма неожиданные для современной теории эволюции. Кто хочет узнать все подробности этого открытия - я уже (раньше) описал их в отдельном файле, который можно открыть и почитать. Там я очень подробно всё объяснил.
Здесь я перескажу результаты этого исследования коротко
.
Collapse )

По поводу недавней статьи, где было "Опровергнуто популярное представление об эволюции"

Недавно была опубликована научная статья, результаты которой привлекли внимание целого ряда научно-популярных сайтов. Вот, например, заметка об этой статье на Lenta.ru:
Опровергнуто популярное представление об эволюции
Оригинальная научная публикация звучит таким образом:
Why should mitochondria define species? (перевод: "Почему митохондрии должны определять виды?")

Несколько людей попросили меня прокомментировать эту статью. Вероятно, одна из причин таких просьб - узнать, опровергают ли результаты этой статьи саму теорию эволюции, или не опровергают?
Сразу начну с ответа на этот вопрос. Нет, данная статья (пока) не опровергает эволюционную теорию. Для того чтобы выяснить, опровергают ли установленные в статье факты современную теорию эволюцию - нужны дополнительные (уточняющие) исследования. После проведения таких исследований, действительно (скорее всего) можно будет сделать вывод, опровергают ли эти факты СТЭ, или нет.
Обсуждаемая статья на самом деле опровергает некое популярное представление об эволюции, которое было до этого. То есть, некий "переворот представлений", действительно, имеет место. Но этот переворот пока еще (до проведения уточняющих исследований) укладывается в рамки того механизма эволюции, который предлагает СТЭ.
Более того, новые установленные факты способны теперь (после "переворота представлений") объяснить группу других биологических фактов, которые раньше не вписывались в эволюционные представления. А теперь эти (ранее опровергавшие эволюцию) факты стали вписываться в эволюционную концепцию. Таким образом, современная теория эволюции от нового "переворота представлений", наверное, даже немного выиграла. Поэтому рассматривать конкретно эту научную публикацию в качестве кандидата на "опровержение теории эволюции" - не стоит.

Тем не менее, результаты этой статьи, прежде всего, очень интересны сами по себе.
Более того. Как это ни странно, но эти же результаты столь же хорошо согласуются и с альтернативными (не эволюционными) теориями. Тем самым, подтверждая и их тоже. Получается, что обсуждаемая статья пошла на пользу сразу всем точкам зрения на живую природу. Как эволюционным, так и не эволюционным.

В чем суть переполоха?

Суть в том, что те факты, которые были установлены в статье, можно объяснить тремя альтернативными способами. Причем одно из этих (трех) объяснений, которое находится в рамках современной теории эволюции, выглядит наиболее спекулятивным (хотя и возможным).
Вот эти варианты:

1) Либо биологические виды не способны изменяться. Точнее, они способны изменяться только в достаточно узких пределах, которые можно спокойно назвать внутривидовой изменчивостью. В статье получилось, что внутривидовые пределы генетической изменчивости заметно (существенно) не достигают той степени различий, которая имеется между разными биологическими видами. Получается, что, во-первых, изменчивость четко делится на внутривидовую и межвидовую. А во-вторых, из этого следует, что биологические виды являются весьма устойчивыми образованиями. Настолько устойчивыми, что они, похоже, не способны самостоятельно переходить друг в друга (см. ниже).
Понятно, что этот вывод является совершенно не эволюционным.

2) Либо все биологические виды (просто) пока еще молоды.
Поскольку все биологические виды существуют сравнительно небольшое время (не более нескольких сотен тысяч лет), они пока еще не успели "набраться" того генетического разнообразия, которое от них ожидалось (теоретически) в рамках современной теории эволюции. Но которого не оказалось по факту.
Причиной подобной всеобщей молодости видов могла быть глобальная экологическая катастрофа. Которая в относительно недавнем прошлом уничтожила подавляющую часть биологических видов. Во всяком случае, не менее 90% всех видов животных.
Понятно, что здесь тут же приходит в голову тот самый "Всемирный Потоп", о котором всё время пишут младоземельные креационисты. В то время как в рамках текущих научных представлений - никаких (столь глобальных) экологических катастроф, которые произошли в относительно недавнем прошлом - не было. Поэтому тут одно из двух (точнее, одно из трех) - или современные научные представления о недавнем прошлом Земли еще далеки от идеальных. Или верным является не этот вариант, а какой-то из двух других (см. выше и ниже).

3) Либо биологические виды вечно молоды, потому что они "регулярно омолаживаются".
То есть, те образования, которые мы сегодня называем "биологическими видами" - являются, действительно, молодыми. Но не по причине глобальной катастрофы, а потому, что они "вот так и живут". Всё время "омолаживаясь". Во всяком случае, 90% текущих (ныне наблюдаемых) видов - молодые.
Ну а за счет чего биологические виды постоянно омолаживаются?
За счет определенных популяционно-генетических процессов. Которые являются вполне естественными природными явлениями (см. ниже).
Вот этот (третий) вариант объяснения - лежит полностью в рамках эволюционных представлений.

Собственно, вот и всё краткое резюме о том, что следует из результатов данного исследования.

Если кому-то интересны более подробные объяснения - я написал подробнее. Но подробный "разбор полётов" получился большим. Не влезает в одну запись. При этом, там идёт чисто биологическая информация, которая, возможно, не всем интересна. Поэтому я решил выложить подробные пояснения в виде двух отдельных файлов (в формате Word).

Для тех, кто совсем далек от биологии, но при этом все равно хочет разобраться в этой теме, я сделал отдельный "файл-шпаргалку" с разъяснением совсем базовых вещей:
https://yadi.sk/i/FVnCsyN33Ye8NGhttps://yadi.sk/i/FVnCsyN33Ye8NGНекоторые базовые вещи из области популяционной генетики

Ну а те интересующиеся читатели, которые подкованы в вопросах популяционной генетики, могут спокойно проигнорировать первый "файл-шпаргалку". И сразу перейти к анализу результатов обсуждаемой научной публикации, которые я расписал вот в этом файле:
Прогнозы теории эволюции и анализ результатов нового открытия

И снова здравствуйте! Проблема красоты в биологии (еще раз).

Пишу эту запись совершенно спонтанно. По горячим следам, так сказать.
Мне понадобилось найти старую ссылку на одно исследование, о котором когда-то на "элементах.ру" была заметка. И вот, забил я, значит, в гугле слово "элементы"... и в итоге даже забыл, что искал. Даже сейчас (пока пишу эти строки), я специально прилагаю усилия, чтобы вспомнить, что именно мне понабилось на "элементах.ру" в самом начале. И не могу вспомнить.
А всё почему?
А всё потому, что после того, как я забил в гугле слово "элементы", мне вылезла подсказка вот с таким названием:

"Почему нам нравятся запахи, для нас не предназначенные?"

Честно говоря, я сразу же насторожился, и даже немного огорчился. Объясню почему:

Из своего прошлого знакомства с сайтом "элементы.ру" я всё-таки привык считать, что данный интернет-ресурс является научно-популярным сайтом. А не сборником новостей желтой прессы. Или поэтических произведений.
Поэтому, когда я увидел тот заголовок, который увидел, то ожидал, что сейчас пройду по ссылке, и обнаружу там описание каких-нибудь новейших научных исследований на эту тему.
И я даже немного огорчился, честно говоря. Потому что подумал примерно следующее:
"Неужели эту биологическую загадку всё-таки разгадали, сумев объяснить какими-нибудь естественными биологическими причинами"?
Конечно, я прошёл по этой ссылке и обнаружил себя (к счастью) не в научно-популярном разделе сайта, а в разделе "Детские вопросы". Прочитал тот детский лепет, который некий Сергей Глаголев впарил детям на эту тему.
Нет, я понимаю, что раздел называется "Детские вопросы". Но наверное, смысл этого раздела подразумевался в том, чтобы на детские вопросы отвечал кто-то взрослый? Причем отвечал серьезно, а не рассказывал сказки?

Если вкратце, то я узнал, что "оказывается", цветочные ароматы нравятся нам (людям) по двум причинам. Причем обе эти причины имеют эколого-эволюционный характер.
Отсюда получается, что в наших эстетических предпочтениях (которые традиционно считаются одними из высших психических качеств человека), на самом деле, нет ничего личного (возвышенного, чисто человеческого), а есть только бизнес (эволюция, естественный отбор и борьба за выживание). Именно об этом рассказал детям некто Сергей Глаголев с научно-популярного сайта, якобы призванного знакомить людей (в том числе, детей) с реальными знаниями об окружающем мире.
Таким образом, мы сейчас наблюдаем в режиме "онлайн", как в нашей культуре зарождается новая версия социал-дарвинизма. Столь же примитивная и неверная, как и прошлая версия социал-дарвинизма. И наносящая (мировоззрению людей) такой же непоправимый вред. Но зато под новым и модным названием - "эволюционная психология". Естественно, эту примитивную гадость с удовольствием распространяют такие глубоко верующие дарвинисты как Александр Марков "со товарищи". Но всё же он делает это, во-первых, не настолько примитивно, как это сделал Сергей Глаголев. И Александр Марков всё-таки воздерживается (пока) впаривать свою эволюционную эзотерику - детям. А вот Сергей Глаголев - впарил.

Что же конкретно рассказал детям Сергей Глаголев?

Во-первых, когда-то очень давно (100 млн. лет назад) какие-то наши отдаленные эволюционные родственники могли вести образ жизни, сходный с образом жизни какой-нибудь современной тупайи (по Сергею Глаголеву).
Тупайи, это такие животные, которые, вообще-то, больше привыкли налегать на фрукты и насекомых. Но некоторые тупайи могут питаться, в том числе, цветочным нектаром. Сергей Глаголев объяснил (детям), что наверное, каким-то древним "тупайям" в очень далекие времена нравились цветочные ароматы тех цветов, нектаром которых они питались.
И вот, с тех далеких-далеких времен, этот эволюционно-поведенческий рудимент всё никак нас не "отпускает".
Причем этот эволюционный рудимент не "отпускает" нас настолько, что парфюмерная промышленность процветает. Парфюмерные предприятия гребут миллионы денег, зарабатывая на духах с разными цветочными ароматами. А мы готовы платить эти деньги. Лишь бы нюхать цветочные ароматы.

А всё почему?

А всё потому, что примерно 100 млн. лет назад наши далекие эволюционные предки питались тараканами и пауками. И поэтому нам сегодня так приятен вид и запах тараканов и пауков...

Пардон. Я сейчас ошибся. Сергей Глаголев написал это вовсе не про тараканов и пауков, а про червей.
Или про каких-нибудь личинок жуков. Или про каких-нибудь лягушек, которыми наши предки тоже (вероятно) питались.
Наверное, именно по этой причине сегодня мы (люди) склонны признавать окраску вот таких вот лягушек - эстетически привлекательной:


Рисунок. Ядовитые лягушки-древолазы из семейства Dendrobatidae. Некоторые представители этого семейства (имеющие очень яркую окраску) являются одними из самых ядовитых существ на нашей планете.

То есть, эти лягушки нравятся нам именно по причине высокой питательности этих лягушек, которая когда-то ценилась нашими эволюционными предками особенно высоко.

Ой, снова пардон. И это тоже неправильно. На самом деле, Сергей Глаголев так написал не про этих лягушек, а про сырое мясо. Всем известно, что наш ближайший эволюционный предок (например, Homo erectus, человек прямоходящий) был, преимущественно, охотником. Именно по этой причине нам до сих пор так нравится лицезреть сырое мясо:


Рисунок. Сырое мясо. У большинства людей не вызывает особенных эстетических восторгов.

Нам настолько нравится лицезреть сырое мясо, что многие мужчины на 8 марта дарят нарезку из сырого мяса своим возлюбленным. А нежные девушки, получив такой пакетик, приходят от него в неописуемый эстетический восторг. Мы настолько восторгаемся сырым мясом, что на выходе из дворца бракосочетаний многие люди начинают посыпать молодоженов именно кусочками сырого мяса.
Более того. Мы выставляем картины, изображающие сырое мясо, в картинных галереях. Например, Третьяковская галерея сплошь представлена исключительно натюрмортами из сырого мяса:


Рисунок. Один из натюрмортов, выставленных в Третьяковской галерее.

В общем, сырое мясо вызывает у нас (воистину) эстетическую эйфорию именно по той причине, что наши ближайшие эволюционные предки (человек прямоходящий) были активными охотниками.
А наши еще более ранние эволюционные предки - австралопитеки - согласно мнению некоторых антропологов, были падальщиками. Эти антропологи считают, что падаль составляла значительную часть рациона австралопитеков.
Правда, тогда непонятно, почему нам не нравится подгнившее мясо. Ведь по тем логическим канонам, которыми предложил воспользоваться Сергей Глаголев - мы должны впадать в эстетический экстаз не только от свежего мяса, но еще и от подгнившего. И должны мазаться духами с соответствующим запахом.
Но мы почему-то этого не делаем. Мы предпочитаем цветочные ароматы.
Видимо потому, что примерно 100 млн. лет назад какие-то наши далекие предки питались цветочным нектаром. Например, бабочки или летучие мыши. И вот, именно от этих животных и произошли потом люди. А пресловутые австралопитеки, на самом деле, вообще не являются предками человека.

Ой, блин! Я опять всё перепутал! На самом деле, Сергей Глаголев написал в своём "пояснении детям" совсем не про сырое мясо. На самом деле, Сергей Глаголев рассказал детишкам, почему для нас столь эстетически привлекательны разные кошки. Начиная от обычных кошек, и кончая такими крупными, как леопарды, ягуары, тигры и львы.
Сергей Глаголев объяснил нашим детям ту причину, по которой нам так нравятся все эти милые киски. Потому что:

"Когда-то наши эволюционные предки питались дикими кошками. Вот поэтому вид любой кошки до сих пор столь радует глаз подавляющего большинства людей".

И действительно, тот факт, что разные дикие кошки были постоянной частью диеты австралопитеков - сегодня уже доказан наукой на обширном материале. На эту тему даже есть подробная заметка на сайте "антропогенез.ру", с красноречивым названием: Хомо сцапиенс. Кто кого ел в палеолите?
В этой заметке наш российский антрополог Дробышевский на основании обширного материала (следов зубов австралопитеков, оставшихся на костях бедных леопардов, львов и саблезубых тигров) доказывает, насколько привычным элементом пищи были для австралопитеков бедные дикие кошки древности.

Так что эта психологическая загадка ("почему нам так нравятся дикие кошки?"), похоже, уже разгадана современной наукой (конкретно, неким Сергеем Глаголевым с сайта "элементы.ру"). Озвучиваю эту версию еще раз (на бис):

- Разные кошки нам так нравятся потому, что наши эволюционные предки питались дикими кошками.

Кстати, даже современный человек иногда может попытаться съесть какую-нибудь дикую кошку. Например, вот на этой фотографии ясно видно, как человек хочет убить и съесть бедного леопарда:



В общем, совершенно очевидно, почему нам нравятся кошки. Если даже некоторые современные люди не могут удержаться от того, чтобы съесть леопарда, то гипотезу "привлекательности кошек по причине их высокой питательности для наших эволюционных предков" - можно считать практически доказанной.

Правда, здесь есть одна загадка. Дело в том, что реакция, собственно, обезьян на диких кошек выглядит крайне далекой от эстетического удовольствия. Скорее, реакцию павиана (или шимпанзе) на леопарда можно описать или как страшную панику, или как ощущение крайней опасности. И поскольку реакция обезьян на крупных кошек так резко отличается от реакции людей на этих же крупных кошек, то нам придётся признать, что всё-таки обезьяны не были предками человека. Скорее, люди произошли от летучих мышей. Которые питались нектаром цветов. Об этом свидетельствует тот факт, что человеку нравятся как цветочные ароматы, так и внешний вид огромного числа цветов. Что это, как не прямое доказательство нашего эволюционного происхождения от колибри? Или от бабочки голубянки. Сергей Глаголев не даст соврать - всё обстояло именно так.

Можно обсудить и еще один вопрос. Почему нам так нравятся кошки, но при этом не нравятся, например, тараканы и пауки?
Если предположить (в рамках эколого-эволюционного подхода), что тараканы и пауки нам не нравятся потому, что они представляли определенную опасность для наших эволюционных предков (некоторые пауки - ядовиты; тараканы могут быть источником заразы) - тогда почему нам так нравятся дикие кошки? Разве дикие кошки для нас не опасны? И разве дикие кошки не были крайне (!) опасны для наших (воображаемых) "ближайших эволюционных предков"?
Так почему же изображение леопарда вызывает у нас приятные эстетические переживания, в то время как какой-нибудь безобидный крестовик, сидящий на паутине, вызывает у большинства людей неприятные эстетические эмоции?

Можно предложить только одно объяснение в рамках эколого-эволюционного подхода:
Пауки и тараканы для наших эволюционных предков были опасны, в то время как дикие кошки были им полезны. Получается, что наши далекие предки никогда не были насекомоядными. Наши предки питались дикими кошками. И еще волками и медведями. Потому что и медведи, и особенно волки (и не только волки, а практически любые представители диких псовых) тоже вызывают у нас эстетически положительные эмоции:




Но и это еще не всё. Как известно, значительную роль в жизни большого числа людей занимает музыка. Но зачем нам (людям) вообще музыка? Как известно, музыку на хлеб не намажешь, и на бутерброд не положишь.
В то время как с точки зрения Дарвина, нам должно нравиться только то, что может увеличить наши шансы оставить потомство. Например, вкусная еда - увеличивает наш шанс оставить потомство? Да, увеличивает. Именно по этой причине нам так эстетически нравится сырое мясо (см. выше). Ну а если не сырое, так варёное мясо - точно нравится. Некоторые люди впадают от вида вареного мяса в эстетический ступор.

Еще нам должно очень нравиться, собственно, размножаться. И нам действительно нравится размножаться. Что это, как не еще одно доказательство справедливости "единственно верного дарвиновского учения"?

Но тогда почему нам нравится музыка? Разве протирание штанов в течение нескольких часов на каком-нибудь концерте классической музыки - как-то способствует успешной добыче еды? Или успешному размножению? Разве такое поведение, с точки зрения теории "выживания более приспособленных", не является вредным? Абсолютно бессмысленным способом промотать ценное время, которое можно было бы потратить на еду или на размножение?
Или вот, сидит человек, и целыми днями оттачивает технику игры на гитаре. Разве это не является биологически вредным поведением? Ведь за то же самое время он мог бы пройтись по улице, и насобирать себе на еду очень много питательных кошек (см. выше). Причем некоторые из этих кошек даже не будут убегать. Так почему же человек не ходит по подъездам, собирая кошек для пропитания, а вместо этого сидит целыми днями, оттачивая игру на гитаре?

Имеется одно слабое предположение, что тем самым, самец человека всё-таки повышает свои шансы на размножение. Потому что умелая игра на гитаре, в свою очередь, способна покорить целый ряд человеческих самок.
Но такое предположение в данном случае не решает проблему музыки, а лишь переносит эту проблему на самок. То есть, теперь возникает вопрос - а почему музыка действует столь покоряющим образом на человеческих самок? Разве эти самки, слушая музыку, становятся от этого более сытыми? Или более защищенными от хищников?
В чем состоит биологический смысл наслаждения музыкой?
На этот вопрос можно ответить только в том случае, если мы опять заглянем в те далекие-далекие времена, о которых нам рассказал Сергей Глаголев.
Вероятно, в те далекие времена скрипки и гитары росли на деревьях, и при этом были очень питательными. Естественно, наши далекие эволюционные предки питались этими дарами природы.
Однако обнаружить созревшую скрипку среди листвы было весьма непросто. Поэтому наши эволюционные предки приспособились улавливать звуки, которые издавали созревающие скрипки и виолончели. И вот, в результате естественного отбора на способность различать и привлекаться этими звуками, у наших эволюционных предков и развилась эстетическая любовь к музыке.

Правда, когда-то один верующий дарвинист озвучил мне другую версию появления наших музыкальных предпочтений. Он (точнее она) предположила, что любовь к красивым мелодиям выросла у нас из тех криков, которые издавали наши предки-обезьяны. Те обезьяны, которые лучше разбирались в этих криках (каких-то важных сообщениях одной обезьяны другой обезьяне) выживали лучше, чем те обезьяны, которые хуже разбирались в этих криках. И вот, таким образом, у наших эволюционных предков развилось сначала внимательное отношение к этим крикам. А потом и эстетическая привязанность к ним. Ну а более мелодичными эти крики стали уже потом. Очень постепенно.

Внимание. Это я сейчас не иронизировал. Я действительно когда-то давно слышал эту версию (причин наличия у нас музыкальных наклонностей и способностей) от одного верующего дарвиниста. Но сейчас я смотрю на эту версию "свежим взглядом", и эта версия кажется мне ничуть не хуже версии Сергея Глаголева.
Оба эволюционных объяснения - это уже полный финиш. То есть, такой пример современного биологического мракобесия (на почве современных эволюционных представлений), дальше которого катиться уже просто некуда.

Подводим итоги по первому объяснению Сергея Глаголева:
Надеюсь, все поняли, что выше у меня был включен режим "ирония" (там где было про лягушек, сырое мясо, пауков и тараканов). Эта ирония была призвана наглядно показать, что таким способом, каким это сделал Сергей Глаголев, можно, с одной стороны, "объяснить" вообще всё что угодно (нравятся кошки потому, что какие-то наши предки когда-то ими питались), а с другой стороны, эти же "объяснения" очевидно противоречивы (тупайи питались не только нектаром, но и тараканами и пауками, так почему же нам не нравятся ни тараканы, ни пауки?).

Ну и наконец, в качестве второй причины того, почему же нам нравятся цветочные ароматы, Сергей Глаголев "на голубом глазу" заявил, что цветочные ароматы похожи на запах фруктов!
Вот в этом месте, моя "душа поэта" больше не смогла вынести "объяснений" Сергея Глаголева.
Потому что настолько открыто врать детям - это всё-таки нехорошо.
На самом деле, все мы, конечно, знаем, что цветочные ароматы, наоборот, весьма редко похожи на запах фруктов. Это вообще-то исключение, а не правило.
Как правило, цветочные ароматы являются специфичными. Например, запах сирени ассоциируется с цветами сирени (но никак не со спелыми бананами). Аромат тюльпана - с цветком тюльпана. Запах жасмина - с цветком жасмина (а не с его плодом). Запах шиповника - с цветком шиповника, а не с его ягодой. Запах ландыша - это именно запах цветка ландыша, а не его плода. И так далее. Рекомендуется повторять этот цикл (примеров специфических цветочных ароматов) до тех пор, пока Сергей Глаголев не выйдет из своего виртуального мира. А то он в своем "эволюционно-объяснительном угаре" уже даже запах этилового спирта начинает с цветочными ароматами путать (я не шучу - см. оригинальный текст Сергея Глаголева).

В общем, пожалуй, хватит нам на сегодня Сергея Глаголева.

И теперь давайте поговорим серьезно. Что же я ожидал увидеть в заметке с подобным названием, и что меня обеспокоило?
Вообще, вопрос - почему нам нравится и вид, и запах цветов - это, конечно, загадка. Лично я практически уверен, что подобные вещи (не только эстетические предпочтения к цветам, но и например, к музыке, и особенно, к определенным чертам (красивого) человеческого лица, и еще к целому ряду других объектов) специально заложены где-то в недрах человеческой психики. Причем результаты многих исследований достаточно серьезно свидетельствуют о том, что подобные эстетические предпочтения у людей имеют врожденный характер, характерны для подавляющего большинства людей, и при этом достаточно сходны в отношении значительного числа объектов окружающего мира. А это значит, что наши эстетические предпочтения (некие "шаблоны привлекательности" к самым разным объектам) заложены у нас где-то в генах специально.

Однако здесь есть и другая потенциальная возможность. Возможно, тот психический эффект, который вызывает у нас чувство эстетического наслаждения, является просто побочным эффектом чего-то другого. Какого-то другого процесса, происходящего в мозгу, который в целом, полезен организму, но способен ошибочно откликаться и на посторонние стимулы. Типа природного пейзажа. Или мелодичных звуков.
И вот, я боялся, что прочитаю в заметке примерно следующее. Что какие-нибудь ученые обнаружили, как цветочные ароматы (допустим) вызывают некую ошибку в системе нашего восприятия запахов, приводя к приятным ощущениям в результате возбуждения тех нейронных сетей, которые вообще не предназначены для возбуждения от цветочных ароматов. А предназначены (допустим), как ответ на какой-нибудь другой, биологически полезный стимул. Где в качестве награды и используется эффект наслаждения. То есть, я опасался, что физиологи всё-таки обнаружили, будто наши эстетические предпочтения - это просто какие-то побочные и ошибочные реакции мозга на (по сути) посторонние стимулы.
Лично мне такая версия не нравится. Потому что не знаю как другие, но лично я точно могу сказать, что сам характер наслаждения, возникающего в ходе эстетических переживаний, резко отличается от всех других видов наслаждения. Это свидетельствует в пользу того, что это никакая не ошибка, а в нашей психике действительно имеются какие-то специальные центры, ответственные именно за эстетическое наслаждение (к тем или иным объектам окружающего мира).

Но если это действительно так, тогда у современной теории эволюции возникают БОЛЬШИЕ проблемы.

Дело в том, что с точки зрения теории эволюции, любой ярко выраженный признак (любого) организма должен иметь какую-то биологически целесообразную причину. Потому что любой такой признак постепенно возникал в ходе "отбора более приспособленных". Или хотя бы под неусыпным контролем "отбора более приспособленных". И этот "отбор более приспособленных" просто не позволил бы появиться (и тем более, развиться) биологически вредному признаку. А это значит, что практически любой ярко выраженный признак должен приносить биологическую пользу своему обладателю. Причем ярко выраженный признак не может быть даже просто бесполезным. Потому что, если признак действительно ярко выражен, то значит, организм тратит на создание и постоянное поддержание этого признака существенную долю своих ресурсов, энергии или хотя бы времени. В то время как бесполезная трата ресурсов, энергии и времени - это, с точки зрения отбора, уже само по себе биологически вредное занятие. Поэтому (еще раз) любой ярко выраженный биологический признак должен приносить пользу своему обладателю. В рамках современной теории эволюции.
Я надеюсь, с этими рассуждениями согласны все. Как противники дарвиновской эволюции, так и её сторонники.

Но тогда и эстетические предпочтения, если они действительно специально заложены где-то в нашей психике, с позиций эволюционных представлений - тоже должны приносить какую-то биологическую пользу. Например, наш мозг является весьма прожорливым органом. Он "отжирает" много ресурсов. А это значит, что если уж в нашем мозгу нашлось место еще и для специальной нейронной сети (или сетей), ответственной за эстетическое наслаждение, например, мелодичными звуками - то значит, "это для чего-нибудь нужно". Причем даже не "для чего-нибудь", а для чего-нибудь (именно) биологически полезного.
Как-то иначе объяснить существование подобной штуки в мозгу, в рамках теории эволюции, просто нельзя.

Зато существование подобных "штук" можно легко объяснить в рамках гипотезы разумного дизайна. Я думаю, это обстоятельство настолько очевидно, что тут не требуется вообще никаких пояснений. Впрочем, если у кого-то всё-таки возникли затруднения по этому поводу, могу помочь с дополнительными ссылками, доступно объясняющими суть вопроса:
Красота: результат эволюции или креативного замысла?
Что такое красота?

Правда, в этих ссылках мало, собственно, биологии. Поэтому придётся добавить пару пояснений.
С точки зрения концепции разумного замысла, красота в природе имеет единую природу (единые причины происхождения) - эстетический дизайн, выраженный в эстетичной внешности многих живых организмов. И с другой стороны, эстетические предпочтения, заложенные в психику человека. Заложенные, видимо, для того, чтобы определенные объекты окружающего мира могли этого человека эстетически волновать.
Соответственно, если использовать "проблему красоты" в качестве оружия против современной теории эволюции, то получается, что у этой проблемы имеется две стороны медали, которые, в принципе, можно рассматривать раздельно:
1) Почему определенные объекты кажутся нам (людям) красивыми?
2) Почему многие живые существа имеют явно декоративную внешность? Или какие-то другие "архитектурные излишества", которые явно не полезны их носителям.
Например, почему многие съедобные живые существа имеют яркую, бросающуюся в глаза окраску, которая повышает риск хищничества? Причем число съедобных живых существ с яркой окраской во много раз превышает число несъедобных живых существ с яркой окраской.

Первая сторона медали (см. выше) вполне ясная. Очевидно, что малую часть эстетических предпочтений человека можно объяснить какими-то биологически целесообразными причинами.
В то время как остальные 80% эстетических предпочтений человека, в рамках биологической целесообразности объяснить уже невозможно.
Например, почему нам так нравятся природные пейзажи? Причем самые разные? Какой биологический смысл в том, чтобы стоять и любоваться небом или соснами, вместо того, чтобы потратить это время на поиск пищи, или партнера для спаривания?
Или например, почему многим людям нравится смотреть на звездное небо? Неужели они в этот момент прицениваются, насколько могут подойти в качестве брачного партнера те далекие светящиеся точки, которые называются звездами?

Очень оживленными в своё время были научные исследования, посвященные вопросу, почему нам нравятся определенные человеческие лица (например определенные женские лица), в то время как другие женские лица - не нравятся? Естественно, было предположено, что привлекательные черты человеческого лица служат индикатором, указывают на какие-то биологически полезные признаки возможного полового партнера. Например, на его плодовитость, хорошее здоровье, или на какие-то другие признаки, полезные для продолжения рода.
Однако, несмотря на многолетнее научное внимание к этой теме, в конечном итоге, так и не удалось связать эстетически привлекательную внешность ни с одним биологически полезным качеством человека!
Получается, что эстетическая привлекательность, например, человеческого лица - играет в человеческом обществе воистину огромную роль. Но при этом никаких причин, которые придавали бы биологический смысл предпочтению эстетически привлекательных лиц (менее эстетически привлекательным) так и не установлено. Более того, это только приносит биологический вред, так как заставляет тратить дополнительные ресурсы и время на дополнительную конкуренцию (за эстетически привлекательных половых партнеров).

Я даже больше скажу. Эта тема оказалась настолько увлекательной, что в своё время увлекла даже меня. И мы тоже проделали ряд исследований, посвященных этому вопросу. В том числе, неожиданно выяснили, что точно такие же предпочтения люди демонстрируют в отношении "лиц" разных кошек и собак. То есть, одни лица кошек и собак людям очень нравятся. Причем люди в этом плане имеют практически единое мнение. В то время как другие "лица" кошек и собак людям нравятся уже в гораздо меньшей степени. И снова люди в этом плане демонстрировали достаточно серьезное единство эстетических оценок.
Неужели подобные эстетические предпочтения - это эволюционное наследие тех времен, когда нашими брачными партнерами были кошки и собаки?

В общем, наши мощные эстетические предпочтения к музыке, цветам, многим животным (тем же кошкам и собакам, ярким птицам и бабочкам, рыбкам, ящерицам и так далее) совершенно невозможно объяснять в рамках теории эволюции (я имею в виду объяснения нормального уровня, а не уровня сказок для детей).

И только малую часть наших эстетических предпочтений можно объяснить в свете эволюционной парадигмы. Например, наши эстетические предпочтения к фруктам.
Об этом еще Дарвин писал. Что съедобные ягоды выглядят для нас такими красивыми именно потому, что они нам полезны и питательны. Более того, растениям самим нужно, чтобы мы надежно привлекались к этим фруктам (и в результате распространяли семена). И поэтому (в ходе эволюции более приспособленных) плоды и ягоды получились такими привлекательными для нас. Причем сразу во многих отношениях. То есть, и визуально привлекательными, и привлекательными на вкус, и еще питательными.

Правда, лично мне нравится вид ягоды вороньего глаза:



Ягода вороньего глаза, на мой взгляд, вся такая загадочная, и определенно вызывает у меня положительные эстетические переживания (пусть и не самые ярко выраженные).

Давайте на всякий случай посмотрим еще и на плоды волчьего лыка:



Видимо, переживания в отношении этих очень ядовитых растений (вороний глаз и волчье лыко) вызваны у меня именно теми причинами, которые когда-то описал сам Чарльз Дарвин. Вот эти причины:

...что зрелая земляника или вишня одинаково приятны и для глаза, и на вкус, что ярко окрашенный плод бересклета или красные ягоды падуба сами по себе красивы — с этим всякий согласится. Но эта красота служит только для привлечения птиц и зверей, для того чтобы они пожирали плоды и разносили зрелые семена.

Правда, при этом Чарльз Дарвин почему-то не объяснил, почему, если я "пожру" плоды зрелой земляники или вишни, то останусь живым и здоровым. А вот если я "пожру" плоды зрелого вороньего глаза (или какого-нибудь волчьего лыка), тогда мне вряд ли светит остаться в добром здравии. Хотя все перечисленные плоды (как съедобные так и ядовитые) лично у меня вызывают эстетические ощущения примерно одинаковой положительной силы.
Ну да ладно. Разве можно было беспокоить этого "титана мысли и отца русской демократии" - настолько незначительными биологическими нюансами?
Ведь это уже давно стало безусловной традицией эволюционной теории - мыслить очень широко и одновременно гибко. Настолько широко и гибко, чтобы успешно игнорировать любые биологические факты, которые не подтверждают дарвиновскую эволюцию, обращая внимание лишь на те факты, которые могут свидетельствовать в её пользу.

Если же всё-таки обращать внимание на всю совокупность фактов, то понятно, что "первая сторона медали" проблемы красоты - камня на камне не оставляет от эволюционных построений. Потому что (еще раз) в рамках этой теории, любой ярко выраженный признак должен иметь какое-то биологическое значение. А мы, наоборот, по факту имеем следующее - с одной стороны, эстетические переживания столь важны для человека, что ради них он вообще на многое готов пойти. Тогда как какие-либо биологически осмысленные причины для подобного поведения полностью отсутствуют.

Ну а "вторая сторона медали" проблемы красоты (почему столько животных имеет ненужные "архитектурные излишества") - это вообще бесконечная тема. Которую Дарвин попытался "закрыть" введением теории полового отбора. Но не только. Никто не запрещал дарвинистам выдвигать и другие гипотезы. И они их выдвигали. Поэтому здесь начинается огромное поле для огромного числа научных исследований, которые эти гипотезы проверяли (в разное время). И огромное поле для соответствующих теоретических обобщений. И огромное поле для соответствующих дискуссий.
Тем не менее, и на эту тему тоже можно много чего сказать. Я имею в виду, много неприятного для современного дарвинизма.
Собственно, я сейчас как раз пытаюсь писать главу новой книги, которая посвящена именно этой теме. Правда, пока получается очень медленно (времени катастрофически не хватает). Но я оптимист, и надеюсь, удастся завершить хотя бы эту главу. Она будет называться примерно так:
"Почему я не верю в половой отбор? Или как с помощью теории Дарвина опровегнуть теорию Дарвина?"
Думаю, получится интересно. И будет много картинок.

ОПЯТЬ ОРГАНИКА В КОСТЯХ ДИНОЗАВРОВ

Да, снова найдена органика в костях миллионолетней давности. Снова коллаген, и снова динозавры.
Честно говоря, я уже утомился писать о фактах обнаружения органики в останках организмов такого предполагаемого возраста, где органики по определению быть не может. Тем не менее она (органика) имеется в наличии. Это необъяснимо в рамках всего того, что мы сегодня знаем и считаем правильным.

Поражает воистину страшный возраст новой находки (180 млн. лет).
До этого, самой древней находкой ископаемых белков - были кости гадрозавра возрастом 80 млн. лет. Понятно, что белки, якобы сохранявшиеся все эти 80 млн. лет - это нонсенс.

Но теперь мы уже имеем белок (коллаген) в костях динозавров с предполагаемым возрастом... 180 млн. лет!
Если 80-млн-летний-гадрозавр-с-коллагеном - уже не лез ни в какие ворота... то тогда что можно сказать о коллагене в костях 180-млн. летнего возраста?!

Информацию взял отсюда:
http://kuraev.ru/smf/index.php?topic=261634.msg8449359#msg8449359

Первоисточник:
Эмбриология динозавра из раннего юрского периода с сохраненными органическими останками

Обзор в Science Daily:
Using precisely targeted infrared spectroscopy, they conducted chemical analyses of the dinosaur bone and found evidence of what Reisz says may be collagen fibres.
Перевод:
Используя точно нацеленую инфракрасную спектроскопию, они провели химический анализ костей динозавра и обнаружили доказательства того, что, по словам Reisz, может быть коллагеновыми волокнами.

Предыдущие записи на тему ископаемой органики:
О том, какими способами хорошая наука побеждает плохую науку
Александр Марков "объясняет нам всё" про белки в костях динозавров
Александр Марков "объясняет нам всё" про ископаемую ДНК метасеквойи
ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭПОПЕИ С ОРГАНИКОЙ В КОСТЯХ ДИНОЗАВРОВ
О том, как "отсутствующий заговор ученых" выкинул из научной конференции доклад и заметал все следы

РЕВОЛЮЦИЯ, О НЕОБХОДИМОСТИ КОТОРОЙ ТАК ДОЛГО ГОВОРИЛИ БОЛЬШЕВИКИ, СВЕРШИЛАСЬ !

Информация взята отсюда.

Опубликована научная статья, где авторы попробовали применить методику поиска (и распознания) разумного сигнала во Вселенной (исследовательская программа SETI) не к дальним и бескрайним просторам Космоса... а к нашему земному генетическому коду.
Авторы опубликовали результаты своих исследований в статье:
The "Wow! signal" of the terrestrial genetic code

Авторы исследования обнаружили в генетическом коде (живых организмов) - целый ряд чисто математических и идеографических соотношений, которые нельзя интерпретировать только случайностью. Это можно интерпретировать, только как разумный сигнал.
Авторы пишут (в резюме):

...Ниже мы показываем, что земной код показывает с высокой точностью упорядоченность, которая удовлетворяет критериям информационного сигнала. Простые компоновки(упорядочивания) кода обнаруживают стройное целое из арифметических и идеографических паттернов одного и того же символического языка. Точные и систематичные, эти паттерны представляются скорее как продукты точной логики, и нетривиального вычисления,  нежели стохастических процессов (нулевая гипотеза о том, что это есть результат случая вместе с эволюцией отвергается со значением P-value < 10-13). Паттерны показывают легко распознаваемые печати искусственности, среди которых символ нуля, привилегированный десятичный синтакс и семантические симметрии. Кроме того, экстракция сигнала включает в себя логически прямолинейные но вместе с тем абстрактные операции, что делает эти паттерны существенно несводимыми к естественному происхождению.

Получается, что генетический код - это не только код, используемый для записи семантической информации, но еще и некий "РЕБУС", вероятность случайного происхождения которого - 10-13. Что практически безальтернативно указывает только на разумный источник создания генетического кода.

[СБЫВШЕЕСЯ ПРЕДСКАЗАНИЕ КОНЦЕПЦИИ РАЗУМНОГО ЗАМЫСЛА (подробнее)]Необходимо особо отметить, что сторонники гипотезы Разумного Замысла всё время говорили об этом раньше. Дело в том, что генетический код в живой клетке используется для записи семантической информации (о первичном строении белка). А мы знаем, что семантическая информация - имеет неизменно разумный источник во всех без исключения случаях (когда источник подобной информации точно известен). Самый простой пример семантической информации - это текст.

Вот что я писал некоторое время назад по этому поводу в соответствующей теме:
Критерии искусственности (создания разумом).

Методики (определения искусственности) есть. И они очень простые.
Когда Вы вдруг в пустыне находите вот такой камень:



То судя по тому, что Вы видите перед собой закодированную информацию, Вы понимаете, что данные "узоры" на камне - это продукт разума.

Аналогично, когда Вы видите перед собой генетический код:



то Вы понимаете, что это тоже продукт Разума.


У семантической информации есть одно очень интересное свойство - сами знаки (и порядок знаков), которыми записана та или иная семантическая информация - ни физическим, ни химическим образом НЕ зависят от содержания той информации, о которой они повествуют (подробнее я объясняю здесь).
Т.е. соглашение о порядке знаков - совершенно абстрактно (не зависит ни от каких естественных законов природы). Это соглашение задаётся именно разумом (разумом создателя той или иной системы кодировки семантической информации).

Понятно, что это не я такой умный, что до этого догадался.
Лично я впервые прочитал об этом аргументе уже довольно давно, еще когда только пришел на форум paleo.ru, а туда в это время забрёл Константин Виолован (в тему, посвященную проблеме происхождения жизни). Именно тогда я впервые и познакомился (в посте Константина Виолована) с данным аргументом - что источник появления семантической информации всегда разумен (этот факт не имеет никаких исключений). И поскольку генетический код полностью подходит под определение семантической информации (её кода), то значит, и его появление тоже обязано своим происхождением - разумному источнику.
Честно говоря, тогда этот аргумент произвёл на меня (тогда еще вполне верующего дарвиниста) - весьма сильное впечатление. И наряду с другими (более близкими мне) биологическими фактами, заставил хорошенько задуматься.
Позже я прочитал об этом же аргументе уже в соответствующей литературе. Например, у Вернера Гитта "В начале была информация".

Итак, сторонники концепции Разумного Замысла - всегда указывали на генетический код, как на одно из самых убедительных свидетельств разумного планирования при создании жизни на Земле.

Поэтому сегодняшняя статья, которая доказала это математически - по сути, является СБЫВШИМСЯ ПРЕДСКАЗАНИЕМ сторонников концепции Разумного Замысла.

Т.е. сейчас мы имеем ту же ситуацию, как когда-то с Лениным на броневике. Когда-то Ленин на броневике сказал следующее:
- Революция, о необходимости которой так долго говорили большевики, свершилась!

Сегодня мы можем смело перефразировать эту фразу таким образом:
- Разумный дизайн генетического кода, о необходимости которого так долго говорили сторонники Разумного Замысла, математически доказан!

СЕНСАЦИЯ! КОШКА И АЛЕКСАНДР МАРКОВ ИМЕЮТ ОДИНАКОВЫЕ ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ВКУСЫ!

К сожалению, мы вынуждены срочно прервать наши заметки: "Как отделаться от дарвиниста за 10 часов"...
поскольку получили сведения о сенсации - Александр Марков совсем недавно "объяснил", почему он имеет одинаковые эстетические вкусы с кошкой.

На самом деле, заголовок этой заметки, конечно, провокационный. Можно было бы написать более спокойно. Или можно было бы вообще проигнорировать эту заметку Маркова, тем более, что ему уже исчерпывающе ответили. Однако некоторые моменты заставили меня всё-таки прокомментировать данную запись.

Collapse )

Collapse )

Collapse )

САГА О ТОМ, КАК ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР ОТБИРАЛ УЛИТОК (продолжение предыдущей темы)

Эта эпическая сага началась с того, что в дискуссии с очередным дарвинистом, я, по своему обыкновению, написал следующее:
- Не могли бы Вы привести несколько строго доказанных примеров зафиксированной эволюции какого-нибудь видового морфологического признака в природе именно под действием естественного или полового отборов, опубликованных в научных изданиях? Заранее спасибо.

Верующий дарвинист не замедлил с ответом:
- Да полно. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC386617/

Я прошел по ссылке и увидел опубликованную статью, с которой лично я был еще не знаком. Насколько я понял (сразу же из резюме статьи) речь шла о зарегистрированных эволюционных изменениях формы раковин, произошедших примерно за 100 лет под предполагаемым воздействием естественного отбора. Я написал об этом дарвинисту:
- Пардон, но Вы предъявили мне ссылку... на предположение (!) Я же Вас просил - строго доказанные факты.
Не могли бы Вы привести еще примеры (строго доказанные)? Заранее спасибо.


Дарвинист принял вид оскорбленной добродетели:
- Я Вам привел уже примеры эволюции у бактерий, у моллюсков, у мышей. Давайте Вы напишите заранее сколько статей Вам нужно привести, а то так и будете требовать больше и больше.
И это не предположение, а хорошо обоснованное утверждение, опубликованное в PNAS.

По опыту я знаю, что если начать разбираться с подобными статьями, то как правило, обнаруживается вопиющее несоответствие заявлений дарвиниста (о наблюдавшейся эволюции) - с тем, что написано либо в самой статье, либо в других статьях, посвященных этой же проблеме. Поэтому я не стал продолжать спорить с дарвинистом до того, как ознакомлюсь с материалом. Я лишь попросил дарвиниста привести еще какие-нибудь опубликованные материалы из этой же области, которые бы подтверждали результаты первой статьи:
- Ох, только сейчас увидел, что публикация 1986 года. В связи с этим, не могли бы Вы привести независимые исследования, подтвердившие результаты этого исследования? А то, знаете ли, это такая скандальная область - где невоспроизводимость результатов - массовое явление.

Дарвинист не замедлил привести мне еще три опубликованные научные статьи:
- Хорошо. Вот независимые аналогичные исследования с различными моллюсками:
http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2663991/
http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3521725/
http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC280434/
То есть эволюция раковин моллюсков наблюдалась разными людьми на разных модельных объектах.

Поскольку было уже поздно, я взял тайм-аут и пошел спать. А с утра сел за статьи, и то, что я в них прочитал, меня не удивило. Но зато ввергло в печальные мысли по поводу явной деградации общего уровня профессионализма современных российских биологов (споривший со мной дарвинист является кандидатом биологических наук).

Итак, первая статья была опубликована в 1986 году и в переводе называется примерно так:
Интенсивный естественный отбор вызвал быстрый морфологический переход у морских улиток

Автор данной работы сравнил формы раковин моллюска Littorina obtusata, собранные в разных районах восточного побережья США в 1871, 1898 и 1915 годах, с формой раковин этого же моллюска, собранных примерно в этих же местах, но уже в 1982-84 годах. Исследователь обнаружил, что форма значительного большинства раковин (но не всех) весьма заметно изменилась морфологически.
Вот часть рисунка из обсуждаемой статьи:
Littorina_obtusata
Это верхняя часть рисунка из оригинальной статьи. Слева показана раковина Littorina obtusata, собранная в 1871 году с острова Appledore (Мэн, США). Справа показана раковина Littorina obtusata, собранная на этом же острове, но уже в 1982 году.

Как видим, морфология раковин, действительно, заметно отличается.
Автор обсуждаемой статьи предположил, что эти изменения связаны с появлением в 1900 году на восточном побережье США пришлого вида краба Carcinus maenas, который (в том числе) питается улитками данного вида. Автор предположил, что измененная форма раковины L. obtusata обладает лучшей защитой, чем исходная, а именно, является более прочной, и тяжелее взламывается крабом, чем раковина исходной формы.
Наконец, автор предположил, что подобные изменения раковин произошли в ходе естественного отбора этих раковин (под хищническим давлением крабов).

Для проверки этих предположений, автор статьи провел полевые и лабораторные эксперименты.
Например (в полевых исследованиях) он прикреплял попарно - раковины с исходной формой (которые еще встречаются в некоторых участках этого побережья) вместе с раковинами измененной формы - в местообитаниях трех разных типов, где наблюдалось: 1) большое изобилие крабов, 2) крабы обычны, но менее изобильны, 3) крабы встречаются изредка. Результаты исследований ясно показали, что измененная форма раковины, действительно, тяжелее преодолевается хищными крабами, чем раковины исходной формы.
Например, на участках, где крабы были обильны, выжило 57% улиток с "толстой" (измененной) раковиной от исходного числа всех выставленных "толстых" раковин - и только 14% улиток с "тонкой" раковиной (исходной формы). На участках, менее заселенных крабами, выжило 89% "толстых" раковин и только 33% "тонких" раковин. И, наконец, на участках, где крабы были редки, выживание улиток с "толстой" и "тонкой" формами оказалось одинаковым (100%).
В лабораторных экспериментах все 100% "тонких" раковин были успешно атакованы крабами - против всего 12% успешно разрушенных "толстых" раковин.
Из этих результатов становится совершенно ясно, что на тех участках побережья, где крабы - достаточно обильны, улитки с измененной ("толстой") формой раковины, действительно, получают существенные преимущества в выживании.

В связи с такими результатами, автор работы делает предположение, что существенное изменение формы раковины улитки Littorina obtusata за 100 прошедших лет - произошло в результате именно естественного отбора под действием хищнического давления краба-вселенца.

В разделе "Discussion" автор работы специально подчёркивает, что эволюция в ходе естественного отбора в качестве объяснения произошедшего изменения формы раковины  - является лишь предположением (поскольку время уже ушло и точно сказать уже невозможно). Однако поскольку, во-первых, зафиксированное изменение формы раковины - имеет явно защитный характер, а во-вторых, хорошо совпадает со временем вселения в данный регион краба Carcinus maenas (начало 20 века), то автор делает заключение, что именно эволюция в ходе естественного отбора - является наиболее вероятной причиной зафиксированных изменений.

Итак, в итоге мы получаем, что наш дарвинист, вроде бы, ни в чём нам не соврал. Приведенная им статья действительно является, пусть и не совсем уж строгим, но весьма убедительным примером именно эволюционных морфологических изменений, причем именно под действием естественного отбора (в качестве наиболее вероятной и практически очевидной причины).

Правда, автор работы получил еще и дополнительный результат - что форма раковины изменилась подозрительно быстро. Ведь 100 прошедших лет - это всего 100 сменившихся поколений улиток. Более того, промежуточная форма раковины была установлена автором уже у ракушек, собранных в 1915 году. Получается, что переход от исходной формы к промежуточной - вообще произошел менее чем за 17 поколений (см. "обсуждение"). В рамках представлений именно об эволюции в ходе естественного отбора - это вообще подозрительно молниеносно.
Однако автор работы верит в свой "естественный отбор" и поэтому делает вывод - значит, естественный отбор (оказывается) способен работать даже так стремительно.

Ну что же, теперь нам осталось почитать остальные работы (приведенные дарвинистом) и посмотреть, насколько подтвердились выводы, сделанные автором работы 1986 года.

Однако перед этим давайте познакомимся поближе с самим героем нашего "эволюционного подвига" - с улиткой Littorina obtusata...
И вот тут мы узнаём, что:

1. Форма раковины данной улитки, сама по себе, чрезвычайно сильно варьирует от популяции к популяции. Т.е. данный вид улиток демонстрирует очень большую внутривидовую изменчивость именно по форме раковины:

edgell-fig1

Неправда ли, на фоне подобного морфологического разнообразия размера, цвета и формы раковин (одного и того же вида) Littorina obtusata, требование нашего дарвиниста признать именно эволюцию данного вида - на основании некоторого изменения морфологии раковины (в одной из частей ареала обитания вида) - начинает выглядеть весьма поспешным, или даже можно сказать, маниакальным.
Зафиксированные в обсужденной выше статье изменения формы раковины (см. черно-белый рисунок выше), случившиеся в одной из частей ареала обитания этого вида, вряд ли вышли за границы внутривидовой изменчивости, уже известной для этого вида и прежде.
Получается, что мы попросили (у нашего дарвиниста) пример, иллюстрирующий эволюционные морфологические изменения биологического вида... А в ответ получили очередной пример "эволюции"... из "стройной" улитки Littorina obtusata... в более "толстую" улитку Littorina obtusata, причем заранее известно, что такие "толстяки" внутри рамок данного биологического вида встречались и раньше, в других местах обитания данного вида (см., например, форму раковин "английских" улиток).
Т.е. (сократив все лишние слова) мы получили пример "эволюции"... L. obtusata в L. obtusata.
Таким образом, "сетевые дарвинисты" (практически всегда) демонстрируют крайнюю небрежность по отношению к аргументам своих оппонентов. Или же это не небрежность, а сознательная подтасовка - когда Вы ясно пишете о примерах эволюции именно видового морфологического признака... а взамен получаете эволюцию какого-нибудь самца гуппи (из одной популяции)... в самца гуппи, известного по другой популяции.

Собственно, на этом можно было бы и закончить. Но оказывается, самое интересное ожидает нас впереди, в ходе дальнейшего ознакомления с этой замечательной улиткой.

2. Дальше мы узнаём, что изменение формы улитки - это, на самом деле, совсем НЕ эволюционные изменения, а морфо-физиологические. Т.е. улитка данного вида (L. obtusata) просто соответствующим образом изменяет форму собственной раковины (в ходе собственного роста), если в воде присутствуют химические "следы" крабов. Или не изменяет (форму раковины), если химические следы крабов в воде отсутствуют.
Другими словами, улитка точно так же меняет форму своей раковины в ответ на химические следы присутствия крабов, как человек наращивает себе мышечную массу в ответ на мышечную нагрузку.
Это классический пример пластичности (модификационной изменчивости) организмов - когда организм в течение жизни изменяется под воздействием тех или иных факторов окружающей среды.
Данный эффект (пластичность особи) - в рамках дарвинизма, не имеет никакого отношения к какой бы то ни было эволюции.

Т.е. дело было так. Вначале (в далеких восьмидесятых годах) исследователь зафиксировал интересное явление - изменение формы раковин за 100 лет. Этот исследователь предположил, что в данном изменении раковин - "повинна" эволюция в ходе естественного отбора (см. выше).
Другие заинтересовавшиеся биологи провели специальные исследования и выявили интересный морфо-физиологический эффект - форма раковин улиток изменяется в зависимости от присутствия или отсутствия химических следов крабов в воде. А вовсе не в результате какой-то эволюции.

Вот здесь, например, исследователи проводили исследования именно с L. obtusata. Ко времени проведения этого исследования уже было известно, что "потолстение" улиток - это результат пластичности. И в данном исследовании биологи выясняли, различается ли величина этого эффекта у представителей британских популяций данных улиток в сравнении с их американскими "коллегами". Исследователи вырастили британских и американских улиток в присутствии и в отсутствии химических следов хищников. И вот что получили:
...После четырех месяцев, "следы опасности" вызвали адаптивные изменения в индивидуальной форме раковин – от тонких к толстым стенкам раковин.

Вот еще одно исследование, посвященное изучению (некоторых аспектов) эффекта пластичности у этого же вида (Littorina obtusata):
Cue sensitivity, inducible defense, and trade-offs in marins snail (2002)
Авторы исследования пишут в резюме:
...Химические "следы опасности" от (обеих) реплик - и крабов и поврежденных остатков улиток вызвали самые большие увеличения толщины раковины улитки, тогда как подвергание только "следам опасности" от крабов вызвало промежуточные уровни утолщения.

Итак, вывод, какой мы можем сделать из этих исследований - ни о каком строгом доказательстве эволюции американских ракушек (да еще и в результате естественного отбора), не может быть и речи. А скорее всего, мы наблюдаем просто эффекты пластичности. Присутствуют в окрестностях крабы - форма раковин улиток изменяется. Отсутствуют крабы - форма раковин не изменяется.
Отметим, что в рамках представлений именно об эффекте пластичности (как причине изменений) - легко объясняется и необычайная (для естественного отбора) скорость реакции на прибытие хищника - изменение формы раковин улиток всего за 17 поколений (см. выше).

Более того, следует обратить внимание на то, что ареал распространения данного вида улитки (см. рис. выше) - это оба побережья Северной части Атлантического океана (с двух сторон). И популяции данных улиток на побережье Европы, как говорится, испокон веков жили совместно с обсуждаемым видом краба (для которого это побережье - исконный ареал). Следует ли после этого удивляться, что американские популяции L. obtusata после "прибытия" к ним их исконного хищника, стали реагировать на него примерно так же, как и улитки из европейских популяций L. obtusata? Действительно, не стоит. Ведь это единый биологический вид.

Итак, в свете озвученных фактов - категоричное требование очередного дарвиниста признать эволюцию на основании подобного "факта наблюдаемой эволюции" - не может вызвать ничего, кроме недоумения. Действительно, вникал ли вообще этот дарвинист в тот пример, который он решил привести в качестве "доказательства эволюции"?

На этом можно было бы и закончить, если бы этот же дарвинист не накидал нам еще 3 (другие) научные статьи, утверждая, что и они тоже являются независимыми доказательствами эволюции в данной области (т.е. в наблюдаемой эволюции улиток). Ну что же, давайте наберемся терпения, и посмотрим еще и на эти "доказательства"...

Первая статья опубликована в 1988 году и называется :
Water-borne stimuli released by predatory crabs and damaged prey induce more predator-resistant shells in a marine gastropod
(Перевод: Переносимые водой стимулы, выпущенные хищными крабами и поврежденной добычей, вызывают развитие более защищенных от хищников раковин у морских брюхоногих моллюсков)

Резюме статьи:
Морфологически изменяющиеся особи улиток скалистых приливных зон (Thais (или Nucella) lamellose) развивают бОльшие раковинные зубцы, когда находятся в присутствии продуктов хищного краба Cancer productus, чем в их отсутствие, независимо от того, питались улитки или нет. Кроме того, среди питавшихся улиток бОльшие раковинные зубцы продуцировались в присутствии крабов, питавшихся остатками улиток, чем в присутствии крабов, питавшихся замороженной рыбой. Поcкольку все улитки содержались в контейнерах, через которые вода протекала от физически отделенного аквариума с содержащимися крабами, эти результаты показывают, что водно-растворимые химические «реплики», выпущенные этими хищными крабами и поврежденными остатками улиток, вызывают у T. lamelosa улучшение защитной эффективности их раковин. Наконец, когда предоставлялся доступ к еде, улитки, подвергавшиеся «стимулированию» химическими «репликами» крабов, съели меньше моллюсков и выросли меньше, чем улитки в контроле.

Итак, из содержания резюме очевидно, что в этой работе опять исследовалась именно пластичность раковины улиток (уже другого вида, Thais lamellose), по отношению к химическим сигналам присутствия в воде хищных крабов (и остатков их добычи).
Ни о каком "доказательстве наблюдаемой эволюции" в этой статье - нет даже намёка.
Таким образом, остаётся совершенно неизвестным, зачем дарвинист вообще привёл эту статью. Такое ощущение, что он вообще не вникал в предоставляемые им ссылки, кидая просто всё, что было связано с первой статьей (в PubMed). За такие вещи (ссылки на литературу, не имеющие никакого отношения к поднятой теме) мы обычно снижаем оценки студентам (по их дипломным и курсовым работам). Остаётся только надеяться, что данный дарвинист (кандидат биологических наук) - при подготовке своей диссертации был более аккуратен, чем в спорах "с этими невежественными креационистами".

Вторая статья, которую представил дарвинист в качестве подтверждения "наблюдаемой эволюции у улиток", называется:
Plastic and Heritable Variation in Shell Thickness of the Intertidal Gastropod Nucella lapillus Associated with Risks of Crab Predation and Wave Action, and Sexual Maturation
(Перевод: Модификационная и наследственная изменчивость толщины раковины брюхоногого моллюска Nucella lapillus, связанная с риском хищничества крабов и действием волн, и половым созреванием)

В общем-то, уже из названия статьи ясно, о чем в статье речь - о модификационной и наследственной изменчивости толщины раковины в зависимости от разных факторов среды. Ни о какой "наблюдаемой эволюции улиток" (да еще и под действием естественного отбора!) - даже речи нет.

Перевод резюме статьи слишком длинный, поэтому приведу его очень мелким шрифтом:
Улитка приливной зоны Nucella lapillus обычно имеет более толстую раковину в местообитаниях, защищенных от действия волн, где крабы обильны и представляют высокую угрозу хищничества, чем в подверженных воздействию волн местах, где крабы редки. Мы изучили две популяции, показывавшие противоположную тенденцию. Мы взаимно пересадили улиток между полевыми участками и измерили длину раковины, ширину и толщину «губы» этих раковин 12 месяцев спустя. Улитки, пересаженные на защищенный участок, выросли больше, чем «родные» улитки с этого защищенного участка, которые, в свою очередь, выросли больше, чем улитки, пересаженные на участки, подверженные действию волн. Относительная толщина раковинной губы была больше у «родных» улиток участка, подверженного волнам, чем на защищенном участке. Улитки, пересаженные с защищенного участка на участок, подверженный действию волн, развивали сравнительно более толстые раковины, чем в контроле, и относительно более тонкие раковины при пересадке с участка, подверженного действию волн, на защищенный участок. Потомство двух популяций выращивалось в течение 12 месяцев в садке со «сточными водам» от крабов, питающихся сломанными остатками улиток в эксперименте, и в чистой морской воде в контроле. В эксперименте со «сточными водами» крабов улитки уменьшили активность питания, снизили одновременно и соматический рост, и плодовитость. Молодые раковины, получающие «сточные воды» (химические следы) крабов, наращивали длину раковины медленнее, пока не развивали более толстые раковинные губы, чем в контроле, степень ответа была сходной между линиями. F2-поколение линии с участка, подверженного действию волн, показало тенденции, сходные с первым поколением; F2-поколение с защищенного участка оказалось слишком малочисленным для статистического анализа. В состоянии половой зрелости, толщина раковинной губы была больше у улиток, получавших «сточные воды» крабов, чем в контроле, демонстрируя пластичность, но была также больше в линии из защищенных местообитаний, чем в линии, подверженной воздействию волн, указывая на наследственную изменчивость, возможно, в степени полового утолщения раковинной губы. Результаты подтверждают гипотезу, что «защитное» утолщение раковины – это просто пассивное последствие голодания и что наследственный и пластичный контроль защитной морфологии раковины – действует синергистически. Утолщение раковин молодых улиток было сходным между линиями, вопреки гипотезе, предсказывающей различную силу пластичности в популяциях из местообитаний с низким и высоким риском.

Как видим, в статье изучаются исключительно особенности модификационной и наследственной изменчивости между двумя линиями улиток - из популяции с высоким риском хищничества (где крабы обильны) и популяций с низким риском хищничества (где крабы редки). Интересно, что авторы получили некую "смесь" результатов (см. подчеркнутый выше текст). В то время как по некоторым признакам (например, по толщине раковинной губы) были выявлены наследственные различия между популяциями, по другим "защитным" признакам, например, по утолщению раковин... теоретически ожидаемую разницу между популяциями с высоким и низким риском хищничества - обнаружить не удалось (обе линии оказались сходными в этом отношении).

Где здесь наш верующий дарвинист разглядел хотя бы упоминание об "эволюции" или "естественном отборе" - снова остаётся загадкой. Что практически подтверждает наши подозрения - наш "просветлённый дарвинист" просто накидывал "примеры", не то что не вникая в содержание, но даже не читая резюме этих работ!

И наконец, посмотрим на последнюю работу. Хотя в целом уже и так всё ясно, но зато эта работа, сама по себе, интересная. Статья называется:
An intertidal snail shows a dramatic size increase over the past century
(Перевод названия: Улитка приливной зоны показывает драматичное изменение размера в течение прошлого столетия)

Поскольку название статьи - весьма многообещающее и (возможно) намекающее именно на морфологическую эволюцию, то давайте познакомимся с текстом самой статьи.

Вот что пишет автор статьи во введении:
В течение прошлого столетия, береговые сообщества залива Мэн (северо-запад Атлантического океана) испытали существенные сокращения в размере и обилии эксплуатируемой рыбы и беспозвоночных (1,2,9), изменения температуры (10), и внедрение и распространение инвазивных видов, включая краба Carcinus maenas (1,11). В течение этого периода, исторические изменения в форме раковины и её толщины у Nucella lapillus (11) и других улиток (12) в пределах залива Мэн объяснялись исключительно, как ответ на появление краба C. maenas.

Т.е. оказывается, на северо-западном побережье Атлантического океана за прошедшее столетие поменялось еще много чего (помимо появления хищного краба).

Далее автор статьи сравнивает размеры раковин Nucella lapillus, собранные им в 2007 году ровно на тех же участках (судя по сохранившимся описаниям), где эти раковины собирались в 1915-1922 годах. И делает заключение, что раковины явно увеличились в размерах:
Наше самое поразительное открытие, о котором не сообщали ранее для N. lapillus, состоит в том, что длина раковины увеличилась на всех 19 участках, в среднем, на 22.6% между 1915-1922 и 2007 периодами сбора.

Итак, автор зарегистрировал весьма существенное увеличение среднего размера исследованного вида морских улиток, произошедшее за время прошлого столетия. Как же он объясняет это изменение? Эволюцией? Естественным отбором?
Давайте посмотрим раздел "Результаты и обсуждение". Приведу обширную цитату:

Предыдущие экспериментальные исследования (14,15) продемонстрировали, что присутствие водорастворимых химических «следов» крабов вызывает утолщение раковинных губ и уменьшение темпов роста; но хотя мы и нашли увеличение толщины губы между 1915-22 и 2007 годами, это увеличение происходило из-за полного увеличения размера, а не изменения формы.
В исследованиях, посвященных изучению индуцированных ответов (изменения формы раковины в ответ на присутствие крабов) использовались улитки намного меньшего размера [средняя длина, 14.7-21.6 мм (14); средняя длина примерно 6.5 мм (15)] чем были найдены и в 1915-1922 годах (23.6 мм) и в 2007 годах (28.9). Мы предполагаем, что когда присутствуют «химические следы» крабов, улитки сначала испытывают утолщение раковины, а затем, будучи уже лучше защищены от хищников, сокрушающих раковины, растут в длину до величины, при которой крабы не могут успешно атаковать их. Этот сценарий объяснил бы результаты, полученные в обоих экспериментах (изменения формы раковин в ответ на присутствие крабов (14,15)) и в нашем исследовании.
Другие возможные факторы существуют, и различение среди множественных потенциальных факторов, которые, возможно, вызвали увеличение в размере между 1915-1922 и 2007 годами, и в изменении изменчивости между разными участками – является трудным. Направленный отбор C. maenas, возможно, мог этому поспособствовать; наибольшее увеличение размера N. lapillus произошло на защищенных территориях, которые наиболее подходят для крабов (20,27). Но наши результаты не могут оказать определенную поддержку для этой гипотезы, потому что другие сопутствующие изменения произошли в пределах этой экосистемы тоже. Современные N. lapillus могут быть больше, потому что они просто растут быстрее, возможно, из-за различия в температуре воды между этими периодами; среднегодовые температуры водной поверхности на прибрежном контрольном участке долгосрочного мониторинга в 120 км юго-западнее МDI были на 1.9 градусов выше в течение 1994-2007, чем в течение 1915-1922 (10).
Кроме того, содержание питательных веществ в области увеличилось за прошлое столетие, и сейчас эвтрофированные скалистые берега увеличили покрытие мидий и усоногих ракообразных по сравнению с неэвтрофированными участками (5); таким образом, долгосрочное увеличение береговой продуктивности, возможно, увеличило темпы роста улиток из-за увеличения доступности добычи. Наконец, хотя C. maenas в настоящее время считается важным хищником (11,15), N. lapillus может теперь фактически испытывать более низкое хищническое давление или высокий темп роста, чем в 1915-1922 годах, из-за потери других хищников. Колтон не упоминает крабов, как источник смертности для N. lapillus, но идентифицирует рыб и чаек, как хищников (18,19). Принимая во внимание, что ранние выводы о хищничестве рыб были основаны на косвенных свидетельствах (22), большая и обильная хищная рыба, которая в прошлом присутствовала близко к берегу (28) теперь заметно отсутствует, делая исключительно трудным сравнение современного хищнического давления инвазивных видов с наблюдавшимся ранее хищническим давлением в условиях изобилия родных хищников в пределах этого региона (1,2,9).

Итак, давайте обратим внимание на поразительное различие между примитивным уровнем анализа нашего незадачливого дарвиниста, и уровнем анализа проблемы, сделанным нормальным исследователем биологом.

Если верующий дарвинист, выхватив из названия статьи только одну фразу - "драматичное изменение размера"... немедленно требует от своего оппонента признания факта "наблюдаемой эволюции", да еще и по механизму естественного отбора (!), то нормальный ученый подходит к обнаруженному факту увеличения размеров раковины N. lapillus (в исследованном районе) весьма вдумчиво, рассматривая его со всех сторон (с точки зрения возможных факторов).
Мы видим, что на первое место исследователь выдвигает предположение о всё том же явлении пластичности (модификационной изменчивости) формы раковины в ответ на присутствие хищника (а никакой не эволюции). Но не исключает в качестве возможных причин увеличения размера раковины и другие факторы. Причем этих факторов столько, что предположение о направленном отборе улиток крабом С. maenas - буквально тонет в других возможных факторах, которые выглядят гораздо правдоподобней, и опять-таки, отражают не эволюционные изменения, а просто модификационную изменчивость. Начиная с того, что раковины могли просто начать быстрее расти из-за увеличившегося обилия их кормовой базы (которое, в свою очередь, увеличилось вследствие эвтрофикации данной области) и кончая возможностью суммарного снижения (общего) хищнического давления (несмотря на появление нового хищного краба) за счет исчезновения старых исконных хищников данной улитки.

Последнее, что нам осталось, это оценить степень возможной внутривидовой изменчивости улитки N. lapillus и посмотреть, вышли ли зафиксированные изменения средней величины раковин за пределы внутривидовой изменчивости, известной для данного биологического вида раньше. И здесь тоже оказывается всё как всегда. А именно:
1). Сам автор статьи пишет по этому поводу, что данный вид известен обширной морфологической изменчивостью в разных районах по обе стороны Северной Атлантики (стр. 5211 обсуждаемой статьи).
2) Вот на этом рисунке можно оценить изменчивость улиток данного вида из разных географических областей и в зависимости от разных факторов среды (солености, обилия пищи, расположения на защищенных участках или на участках, подвергавшихся воздействию волн):
Nucella_lapillus
(Рисунок 6 из работы Crothers, 1985:310)

Очевидно, что внутривидовая изменчивость данного вида весьма впечатляет.

3) Размер раковин улиток, увеличившийся, в среднем, на 22,6% за прошедшее столетие на участках, исследованных автором, тем не менее, совершенно не вышел за пределы наблюдающейся внутривидовой изменчивости данных улиток. В литературе указывается, что размер этих улиток обычно колеблется между 20 и 35 мм длины раковины (Crothers, 1985:291). Но нередко достигает значительно бОльших величин, доходя до 40 мм, или даже (в отдельных случаях) существенно больше (в одном из источников указано 60 мм).
Если мы посмотрим на ту длину, которую зарегистрировал автор, то увидим, что эта длина не вышла даже за границы обычных значений. О преодолении же границ внутривидовой изменчивости - вообще не может быть речи.

Рисунок из обсуждаемой статьи:
Nucella_lapillus2

Т.е. всё как всегда - в качестве "строго доказанного примера эволюции видового признака под действием именно естественного отбора"... верующий дарвинист приводит пример "эволюции" биологического вида Nucella lapillus... в биологический вид Nucella lapillus. Причем потом оказывается, что даже такая "эволюция", скорее всего, совсем не эволюция, а просто пример модификационной изменчивости, т.е. прямого изменения формы и размера раковин улиток в процессе их роста в ответ на тот или иной фактор окружающей среды (из возможного десятка разных факторов, изменившихся за последние 100 лет в данном районе).

Наконец, интересно также посмотреть на окраску этих раковин:
Nucella_lapillus3

Особенно интересны белые и бело-полосатые варианты окраски раковин данного вида. Интересны в связи с тем, что в качестве основных хищников данных улиток - указываются разные птицы (например, кулики-сороки, чайки, обыкновенные гаги и еще целый ряд видов). А как известно, птицы имеют превосходнейшее зрение, да еще и цветное.
Интересно, о чем думал пресловутый "естественный отбор" (на который так молятся наши верующие дарвинисты) и почему этот неисповедимый "естественный отбор" до сих пор не убрал из популяций этих улиток - генетические вариации с заметной окраской?

И наконец, хорошо было бы после всего этого дать очередному верующему дарвинисту хорошенько помедитировать на... слизня:

slug

Пусть дарвинист попредставляет себе (используя своё богатое эволюционное воображение) - почему в то время как морские улитки столь серьезно озабочены хищническим давлением, что изменяют себе форму и толщину раковины, стоит только крабам объявиться в окрестностях... в это же время слизень ничем не обеспокоен, спокойно ползает себе по лесу, не имея почти никакой защиты (кроме собственной слизи), несмотря на то, что им охотно питаются: хищные жуки, ежи, кроты, землеройки, некоторые грызуны, грачи, галки, скворцы, дикие утки, чайки, лягушки, жабы, саламандры, ящерицы, змеи и другие животные.
Видимо, наш вездесущий естестественный отбор просто куда-то отвернулся в тот момент, когда создавался слизень? Наверное, естественный отбор в это время смотрел исключительно в сторону морских ракушек?